ХАРАКТЕРИСТИКА-РЕКОМЕНДАЦИЯ

История из времен, когда информация из компов уже выводилась («выдавалась на АЦПУ»). Но в виде прыгающих цифр/прописных букв на узкую  ленту или на широкую перфорированную полосу. Потому основным средством печатания текстов оставалась пишущая машинка. И вот такая жопа случилась у моего коллеги на этой машинке.

Он (коллега) проходил в аспирантуре очередную аттестацию, украшением которой служила характеристика-рекомендация. Он почти ее напечатал - до слов «Характеристика представлена в ...» - и побежал уточнить полное официальное название аспирантуры. А три экземпляра «Характеристики-рекомендации» оставил в нашей единственной машинке.

У меня же был вылет в командировку, буквально через пару часов, а мне надо было срочно допечатать сопроводилку где-то на четверть страницы к проекту, который тащил заказчику. Ожидая коллегу, хотя и на иголках, я прочитал характеристику, обнаружив несколько ошибок. Документ все равно надо было перепечатать, я решил его вытащить, но черт дернул приколоться: допечатал после слова «выдана» -  «.. в Киевский Гормедвытрезвитель № 1», а в конце - ритуальный «треугольник»:  директор,  парторг, профорг. И вместе с запиской об ошибках положил рядом с машинкой, напечатал свое и собачьей рысью «убыл» на несколько дней.

... А потом оказалось, что коллегу по дороге перехватили в соседний отдел на чей-то день рождения. Ну, хоть на один тост в честь именинника. Но одним тостом дело на ограничилось. Чувствуя, что застрял,  аспирант позвонил в наш отдел и препоручил доводку характеристики одной ответственной девице, неблондинке. Девица-порученка  добросовестно перепечатала документ, включая последнюю фразу, которую восприняла как должное: характеризуемый любил закладывать за воротник.

Что он и проделал в тот же день: набрался на дне рождения до упора, но упор прозевал, и дальше попытался заполироваться в кафешке портвейном. Но от закуси он почувствовал изжогу и стал лечить её пивом... И пошел вразнос - дальше, как говорится у Высоцкого, еще пил "у прилавка в закуточке.. потом в скверу, где детсике грибочки.. потом не помнил – дошел до точки": таки вытрезвителя.

А в это время неблондинка завизировала характеристику у научного руководителя, нашего добрейшего начальника – тот поставил визу, не читая.  Комсорг и парторг отдела, опять же, не прочитав, тиснули свои «автографы». Также не глядя, доверяя нижележащей визе или подписи,  подмахнул каждый угол «треугольника» (профорг-парторг-директор). После чего неблондинка поставила в отделе кадров ритуальную печать  нашего НИИ  с гербом СССР и в толстом пакете остальных документов сдала в канцелярию для отправки в Москву.

Вернувшись из командировки, в лихой лихорадке производственных будней, я начисто забыл о приколе, а вспомнил лишь через неделю, когда из Москвы пришло укоризненное письмо на имя нашего директора, путающего уважаемое во всем мире научное учреждение  с городским заведением для алканоидов...

Хотя характеристика таки пригодилась по моему пророческому адресу, маленький прикол местного значения перешел в скандал всесоюзного. Виновнику, т.е. мне, грозили серьезные административные неприятности, а потерпевший лично поклялся оторвать яйца.

Естесссно, административных неприятностей мне не хотелось, а в случае выполнения его личной угрозы я бы встал на защиту своих общечеловеческих ценностей, и коллеге вряд ли бы поздоровилось. Потому виновного так и не нашли, хотя и я активно участвовал в поиске.

Лишь несколько лет спустя, за которые и сам «остепенился», признался коллеге уже на его послезащитном банкете. Когда эта история снова обрела прикольный оттенок, а успешному защитнику диссертации дала радостный повод впервые выступить в новом научном качестве:

- КАК КАНДИДАТ КАНДИДАТУ, СКАЖУ ТЕБЕ, ЧТО ТЫ – ЗАСРАНЕЦ.